Годовщина трагедии

Сегодня в небе над нашим городом практически не видно самолетов. А в 1979 году над Днепродзержинском был чрезвычайно оживленный перекресток воздушных трасс. Небо было расчерчено инверсионными следами грузовых и пассажирских лайнеров. Этот напряженный участок относился к зоне ответственности Харьковского районного центра ЕС УВД. Авиадиспетчерам часто приходилось вести более десятка самолетов одновременно…

Трагедия в небе

11 августа 1979 года интенсивное движение и несовершенные средства связи стали причиной одной из самых страшных авиакатастроф в истории СССР, разыгравшейся в небе над пригородами Днепродзержинска. В 13:35-13:38 с экранов радаров неожиданно пропали отметки двух самолетов. В небе столкнулись два пассажирских лайнера ТУ-134 компании «Аэрофлот»: рейс 7628 Челябинск-Воронеж-Кишинев, регистрационный номер 65816 (94 человека на борту) и рейс 7880 Ташкент-Гурьев-Донецк-Минск, регистрационный номер 65735 (84 человека на борту). Не выжил никто. В результате столкновения кишиневский самолет разрушился в воздухе. Средняя часть его фюзеляжа вместе с частью крыла упала в 3,5 километрах юго-восточнее Куриловки, левый двигатель был найден на берегу Днепра, а правое шасси в самом Днепре. Пилоты минского самолета пытались совершить аварийную посадку, но на высоте 4 с лишним километра авиалайнер потерял управление и рухнул на землю. Белорусский Ту-134 упал в 2 километрах северо-восточнее Куриловки. Остальные части самолета упали на землю на большой территории в районе сел Куриловка, Николаевка и Елизаветовка. Обломки лайнеров, тел и вещей пассажиров были разбросаны в радиусе 30 км. Среди погибших было 17 членов ташкентского футбольного клуба «Пахтакор». Команда летела в Минск на матч чемпионата СССР против местного «Динамо».

Самолеты были исправны, управлялись опытными летчиками. Летя в облаках, экипажи следовали указаниям диспетчеров. Роковую ошибку, ставшую причиной трагедии, допустила смена авиадиспетчеров под руководством Сергея Сергеева. Неопытный диспетчер, фактически стажер, 20-летний Николай Жуковский был поставлен на трудный Юго-Западный сектор. Контролировать его работу поручили диспетчеру 1-го класса — 28-летнему Владимиру Сумскому, который отвечал за проводку литерных рейсов, хотя по инструкции следить за неопытным диспетчером должен был сам начальник смены.

К моменту входа молдавского борта в Юго-Западный сектор Жуковский работал уже около 6 часов, устал и ошибся, определяя разницу пересечения трасс двух самолетов. Исходя из своей ошибки, назначил самолетам одну высоту. Заметив ошибку молодого диспетчера, Сумской попытался исправить ситуацию, дал правильную команду. Но в этот момент в эфире шел такой интенсивный радиообмен, что диспетчера не поняли, а он не стал переспрашивать…

Суд приговорил диспетчеров Николая Жуковского и Владимира Сумского к 15 годам заключения в колонии общего режима. Владимир Сумской отбыл в тюрьме 6,5 лет, после чего был выпущен на свободу за хорошее поведение. Николай Жуковский, по имеющимся данным, совершил самоубийство. Точные данные о том, привлекался ли начальник смены Сергей Сергеев к суду или нет, отсутствуют.

В советских газетах об аварии писали крайне скупо. Замолчать трагедию не удалось только потому, что погибла целая футбольная команда, бывшая как раз на подъеме, игравшая в высшей лиге.

Воспоминания очевидцев

Накануне 39-й годовщины авиакатастрофы журналисты «Репортера» побывали в Куриловке и встретились с местными жителями – очевидцами трагедии – Галиной Петровной Мешок (она в то время заведовала детским садом) и ее сыном Евгением. Галина Петровна с болью вспоминает тот субботний день:

– Село жило своей жизнью. На одной стороне улицы играли свадьбу, на другой были похороны. Я занималась хозяйством во дворе. Сначала услышала грохот, не похожий на грозу. Потом увидела, как с неба валятся за село пассажирские кресла и куски обшивки, а следом в шлейфе дыма рухнул самолет. Мы с мужем и все соседи побежали к месту падения. Надеялись спасти пострадавших, вытащить из огня. Но оказалось, что спасать некого. Живых в этом страшном месте не было. Самолет упал в лесу, повалив вокруг себя деревья. Вокруг только кровь и смерть. Ничего страшнее я в своей жизни не видела. Мы стали собирать в кучу разбросанные сумки и чемоданы. Никто из наших не мародерствовал! Надеялись, что в вещах будут документы, чтобы опознать погибших. Это потом мы слышали разговоры о том, что мародеров на оцепленной территории вылавливали с помощью вертолета. Рассказывали, будто кому-то из сельчан с вертолета кричали: «Бросай чемодан!».

Быстро прибыли милиция и военные, оцепили место падения самолета и нас с соседями прогнали. Уже возвращаясь, увидела на обочине дороги погибшего ребенка – и ведь сделать уже ничего нельзя было!

Сыну Галины Петровны, Евгению, в 1979 году было 14 лет. Вместе с приятелями он катался по селу на велосипеде, поэтому в числе первых оказался на месте трагедии. Он вспоминает:

– Дымящийся самолет упал в лесу и раздался взрыв. Когда подъехали, увидели, что посреди поля в землю воткнулось оторванное крыло, и торчало, словно обелиск. По лесу разметало много бело-синих футболок. На месте падения было очень страшно – обгорелые, изувеченные тела. Отец развернул меня к себе лицом и сказал: «Не смотри!».

Трупы погибших далеко разбросало. Возможно, что не всех и нашли. Бригада овощеводов, несколько дней спустя, собирала помидоры на поле и нашла труп женщины. Разложилась на жаре. На пальцах – дорогие кольца. Никто ничего не взял. Из самолетов много чего вывалилось. Дорога между Куриловкой и Николаевкой была усыпана посудой с олимпийской символикой – следующий год ведь был олимпийским. Ложки-вилки от падения не пострадали. Но наши этого не собирали. Хотя про случаи мародерства слыхали.

Память жива

Каждый год в день трагедии в Куриловку приезжают родственники и друзья погибших футболистов и останавливаются у Евгения. Часто бывала вдова тренера «Пахтакора» Идгая Тазетдинова — Алла Шулепина-Тазетдинова. По ее инициативе и благодаря финансовой поддержке ряда футбольных команд в августе 2009 года на месте падения белорусского Ту-134 был установлен памятник жертвам трагедии и в небольшом парке перед Куриловской школой открыт памятник погибшим футболистам. Именно Евгений предложил поставить этот нарядный памятник на видном месте в селе, чтобы люди видели. Возле монумента высадили 17 берез – по числу погибших футболистов. Садили в одну из годовщин, в августе.  Это неподходящее время для посадки деревьев. Как Евгений ни ухаживал, как ни поливал, выжили только 11 деревьев…

Гости рассказали Евгению о том, что точку в истории этой авиакатастрофы ставить рано. В РФ материалы расследования трагедии засекречены и ознакомиться с ними нельзя. Почему, если виновные определены и понесли наказание? Существует версия, что причиной катастрофы стала не ошибка диспетчера, а ракета, по недоразумению выпущенная военной частью ПВО, находящейся рядом с Куриловкой. Но доказательств нет.

По нашей просьбе Евгений Мешок показал нам место падения самолета. За 39 лет молодой лесок превратился в приличную чащу, в которой мы блуждали довольно долго, прежде чем вышли на заросшую дорогу, ведущую к месту трагедии. Посреди густого леса – обширная поляна. Сюда ударило такой бедой, что до сих пор не растут деревья. На краю поляны стоит черный гранитный обелиск. А возле него аккуратной кучкой сложены детали и фрагменты обшивки. Неподалеку – крест в оградке. Эта символическая могила всех погибших пассажиров злосчастного рейса, а также столик со скамейками, появились задолго до обелиска.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По словам Евгения, поляна и опушка леса до сих пор усеяны обломками самолета и личными вещами погибших. Находятся и желающие поживиться на давней беде – вокруг символической могилы журналисты увидели многочисленные свежие ямы. И крыло самолета из леса тоже исчезло.

В этом году 11 августа снова выпадает на субботу. Помяните молитвой погибших – и спортсменов, и обычных пассажиров злополучных самолетов.

 

 

 

 

 

 

 

Читайте новости nashreporter.com в Facebook