ДМК: увольнения, отпуск за свой счет, сокращенная рабочая неделя – или стабилизация (комментарий руководства комбината)

Редакция располагает текстом интервью Анатолия Поливоды, директора по персоналу ПАО «ДМК».

Жители Каменского продолжают следить за ситуацией на градообразующем предприятии. От его стабильной работы зависит жизнь не одного десятка тысяч горожан.

С учетом этом приводим основные тезисы указанного интервью:

 – Анатолий Петрович, прежде всего, хотелось бы узнать, приведет ли сокращение объемов производства к сокращению численности персонала комбината?

– Сначала напомню, почему комбинат вынужден сократить объемы производства и работать, образно выражаясь, на тихом ходу. Существует немало факторов, которые влияют на работу предприятия. В числе самых главных – отсутствие такого сырья.

На данном этапе комбинат получает кокс с ЧАО «ЕВРАЗ ЮЖКОКС» (бывший «Баглейкокс»), но этого количества хватает всего лишь для обеспечения работы одной доменной печи. Другими словами, загрузка производственных мощностей составляет 25-30% от возможного объема.

Вторая проблема – недостаток оборотных средств. Подтвержденная сумма задолженности по возврату НДС составляла на 1 марта 2017 года 1 млрд. 24 млн. грн. По этой причине невозможно было приобрести железорудное сырье, заплатить за энергоносители и воду, за железнодорожные перевозки сырья и готовой продукции. А самое главное – не было возможности своевременно выплатить коллективу заработную плату за январь и аванс за февраль.

Частично НДС вернули комбинату 7 марта, и мы успели за сутки полностью закрыть выплату оставшихся 75% январской заработной платы.

– Какие меры принимает руководство комбината по сохранению кадрового потенциала?

– К сожалению, в связи с нестабильной работой производства и нарушением сроков выплаты заработной платы увеличился отток персонала с комбината. Особенно заметным он стал в этом году. В первую очередь, хочу выразить сожаление, что увольняются перспективные сотрудники среднего возраста, которые имеют специальное образование, хорошую квалификацию. Именно на таких строится кадровая политика комбината. Но сегодня они имеют желание найти работу на других предприятиях, в том числе, за границей.

Однако, повторюсь, все нынешние трудности носят временный характер. Комбинат переживал подобные периоды, когда задержки по заработной плате составляли несколько месяцев, да и уровень заработной платы тогда нельзя было назвать удовлетворительным. Тем не менее, комбинат выдержал эти испытания, не остановился и сохранил большую часть коллектива.

– Как производится оплата труда за периоды вынужденного простоя, и на основании каких документов, действующих норм?

– С января 2016 г. мы работаем, в лучшем случае, двумя доменными печами. В прошлом году исключением в этом плане стал только ноябрь, когда были загружены все три доменные печи. Соответственно, под доменный цех подстраиваются и все другие производственные подразделения комбината. С учетом того, что комбинат хронически не выполнял плановые задания, каждый месяц издавались так называемые «социальные» приказы, чтобы наши работники не потеряли в заработной плате и можно было держать средний уровень заработной платы по предприятию. Планы корректировались, и в то же время фонд заработной платы выбирался каждый месяц полностью, до копейки. То есть, даже если персонал был не загружен в какие-то периоды, то все равно заработная плата выплачивалась в полном объеме.

Согласно КЗоТ Украины, при простое по вине предприятия работникам выплачивается заработная плата в объеме 2/3 тарифа, но в Коллективном договоре ПАО «ДМК» записана норма о выплате 100% тарифа при простое по вине комбината.

– Будут ли предлагать людям идти в отпуск за свой счет?

– Как говорят, «выгонять в отпуск за свой счет» – такой цели у нас нет и, думаю, не будет. Но всегда найдутся работники, которые захотят сами пойти в отпуск за свой счет. Право администрации – предоставлять или не предоставлять им такую возможность. Да, по закону каждый работник может использовать 15 дней в году в виде отпуска за собственный счет. Но мы в каждом случае рассматриваем, насколько это целесообразно для предприятия, учитывая производственную загруженность конкретного работника на его рабочем месте. Бывают моменты, когда, например, необходимо сопроводить родственника в больницу, обеспечить ему постоянный уход, или при возникновении других особенных семейных обстоятельств – в таких случаях мы всегда идем навстречу нуждающимся в отпуске.

– А что скажете насчет перехода на сокращенную рабочую неделю?

– Такого в планах тоже нет. По меньшей мере, на данный период времени. Администрация комбината прекрасно понимает, насколько нелегко сегодня жить, вести хозяйство в связи с ростом цен на продукты и тарифов на коммунальные услуги. Так что ни отправлять в отпуск за свой счет, ни переводить коллектив или часть коллектива на сокращенную рабочую неделю администрация комбината не планировала и не планирует.

– По прогнозам, в апреле ситуация должна стабилизироваться, и предприятие снова начнет работать с хорошей загрузкой производственных мощностей. Что делать, чтобы специалисты к тому времени не уволились массово и цехи не остались без людей?

– Исходя из практики, могу заметить, что существует определенная цикличность, и подобные ситуации примерно раз в 10 лет во многом повторяются. Так вот: в такие периоды из тех людей, которые ушли с комбината, примерно 40% возвращается обратно, как только ситуация стабилизируется. Думаю, что вернутся и те, кто уехал на заработки за рубеж. Взять ту же Польшу, куда сначала массово стали выезжать жители Западной Украины, а сейчас уже волна трудовой миграции докатилась и до наших городов. Но всем ли повезет хорошо устроиться на чужой земле, приспособиться в новых условиях без знания языка и законов?

Мы и сейчас осуществляем прием на вакантные рабочие места, проводим обучение персонала по выбранным ими специальностям. Уверен, что металлурги начнут возвращаться, и мы с радостью примем их обратно на комбинат. Дай Бог, чтобы ситуация выровнялась быстрее.

Полную версию интервью читайте на сайте www.dmkd.dp.ua