История создания и разрушения института азотной промышленности в Каменском. Часть I

В Советском Союзе прикладной наукой занимались отраслевые научно-исследовательские институты. Об их достижениях мало писали в прессе, потому что работали они на экономическую независимость и оборонную мощь страны. До недавнего времени такой институт был и в Каменском.
Сегодня УкрГИАП – банкрот. Его имущество разворовывается, здания разрушаются. Как случилось, что история научной организации с мировым именем закончилась так бесславно – выяснял «Репортер».

Кто создавал институт

В 1952 году в здании заводоуправления азотно-тукового завода выделили комнату для нового подразделения – комплексного отдела Государственного института азотной промышленности. Этот институт был создан в Москве в 1943 году и занимался, в частности, разработками производств минеральных удобрений. Азотно-туковый завод в Днепродзержинске восстановили после войны, он активно строился и расширяться. В 1956 году небольшой отдел был преобразован в филиал московского института. Поначалу это была сугубо проектная организация.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Возглавил ее Василий Владимирович Святухин – к тому времени уже дважды лауреат Государственной премии СССР – за создание промышленной технологии производства карбамида (азотное удобрение) и за комплекс разработок по технологии производства корундов (искусственные драгоценные камни, применяющиеся в промышленности и ювелирном деле).

Василий Владимирович переехал в Днепродзержинск и начал собирать коллектив единомышленников. В филиал ГИАП направляли по распределению выпускников химико-технологических и строительных вузов со всего Советского Союза. Некоторые уезжали, отработав положенный срок, но многие остались, обзавелись семьями, пустили корни. Средний возраст сотрудников в первые годы работы института не превышал 35 лет.

Пока напротив заводоуправления строился самый первый корпус будущего НИИ (в новое здание въехали в середине 1957 г.), иногородних специалистов разместили в симпатичном доме, сегодняшний адрес которого: улица Вячеслава Черновола, 62 (позднее здесь открыли детский сад). На первом этаже оборудовали рабочие места – установили чертежные «кульманы» и столы, а на втором были жилые комнаты для молодых специалистов.

О том, как впервые попал в это здание ГИАП, автору рассказывал один из старейших сотрудников института (уже покойный) Г.Н. Мищенко. Он приехал в этот дом на Соцгороде сразу с поезда. Рабочий день уже закончился, и в рабочих комнатах на первом этаже было пусто. Георгий Николаевич услышал, что на втором этаже кто-то поет украинскую песню и поднялся по лестнице на второй этаж. Пошел на голоса и увидел в одной из комнат компанию молодых людей – парней и девушек. Они сидели на кроватях и на стульях, пели песню и дружно вышивали что-то крестиком. Среди них был и будущий директор института – Сергей Мелконян.

Хотя перед Василием Святухиным в Москве открывались двери высоких кабинетов, годы становления института были непростыми. Директор вникал в бытовые вопросы, обучал молодежь и одновременно занимался научными разработками. Он разрабатывал сразу несколько тем, проектировал и лично управлял опытными установками. Святухин часто ездил в Москву и из каждой поездки вез книги для научно-технической библиотеки, часто покупал за свои деньги.

Первой большой работой, доказавшей, что научный коллектив состоялся, стал в 1957-58 гг проект цеха по производству искусственного корунда для Кироваканского химического завода по технологии, разработанной В.В. Святухиным.

А в конце 1958 года в Баглейский райком партии поступил сигнал от парторга по поводу подборки кадров в институте. Приглашая специалистов на работу, В. Святухин интересовался их квалификацией и деловыми качествами, а не национальностью. Именно поэтому ему удалось так быстро приступить к сложнейшим проектам. Коммунисты обвинили директора в том, что из 120 сотрудников института 8-10% составляли евреи. При норме до 5%. Была такая норма! Святухина сняли с должности директора. Он остался в институте на должности главного инженера, а главный инженер, И.С. Радле-Десятник (между прочим, еврей), возглавил институт. Логикой коммунисты не страдали.

Василий Владимирович сосредоточился исключительно на научных вопросах и уже вскоре получил третью государственную премию за разработку прогрессивной технологии получения азотной кислоты под давлением. Он лично участвовал в пуске агрегата на Днепродзержинском азотно-туковом заводе. Потом в республиках бывшего СССР и за рубежом построили 120 таких агрегатов.

Своему детищу – Днепродзержинскому филиалу ГИАП Василий Владимирович отдал 20 лет жизни. 4 апреля 1978 года первый директор института умер. Его до сих пор тепло вспоминают все, кому посчастливилось работать под его началом. В мае 2007 года у входа в институт была установлена мемориальная доска в честь первого директора.

И.С. Радле-Десятник был директором недолго. Его сменил Алексей Фомич Пальваль – бывший начальник цеха по производству аммиака на Днепродзержинском азотно-туковом заводе.

В 1963 году директором института был назначен кандидат технических наук Григорий Абрамович Систер, ранее возглавлявший Кемеровский химкомбинат. Этот директор проработал 10 лет и много сделал для становления института. Именно при нем были выстроены новые проектный и научный корпуса, сформирован штат научно-исследовательских лабораторий, начато сооружение опытных установок.

Чем занимались лаборатории

В начале 60-х заработала научная часть Днепродзержинского филиала ГИАП.

В годы расцвета института коллектив научной части насчитывал около 250 человек. Здесь сформировалось 10 подразделений. Лаборатория № 1, заведующий Н.Е. Косяков, занималась минеральными удобрениями. В лаборатории № 2 разрабатывали спецтематику, связанную с космическими технологиями, — изучали влияние на газовые смеси низких температур и вакуума. Лаборатория № 3, заведующий А.А. Мамедов, разрабатывала технологию производства гидроксиламинсульфата. Лаборатория № 4, зведующий Пинскер А.Е., изучала способы получения особочистых газов, в частности, водорода для орбитального комплекса «Буран». Лаборатория № 5, заведующий Скворцов Г.А., занималась технологиями очистки промышленных газовых выбросов, разрабатывала катализаторы для процессов очистки. Лаборатория № 6, заведующий Тюликов, а позднее – Хижниченко Л.Ф., оказывала химическим предприятиям помощь во внедрении агрегатов производства слабой азотной кислоты УКЛ-7. Лаборатория № 7 представляла собой, по сути, отдел научно-технической информации, которым заведовала Завгородняя З.И. Лаборатория № 8 под руководством Марченко В.А. занималась технологией крепкой азотной кислоты. В лаборатории №9, заведующий Домашенко, были экономисты, рассчитывавшие эффективность внедрения научной разработки в производство. Лаборатория № 10, заведующий Хохлов, а позднее – А.Б.Шестозуб, изучали новые направления в производстве крепкой азотной кислоты.

Над воплощением идей ученых в лабораторные установки трудилась группа квалифицированных стеклодувов. В институте имелась механическая мастерская, где могли изготовить любую необходимую деталь. Для отработки новых технологий во дворе была выстроена опытная установка. Результаты исследований становились исходными данными для проектных подразделений, разрабатывавших все разделы проекта.

Вираж судьбы

В 1972-73 году выбирали площадку для строительства нового объекта генерального проектирования – будущего Одесского припортового завода (ОПЗ). Новому директору, С. Д. Мелконяну часто приходилось ездить в командировку в Одессу. Обычно он ездил смотреть предлагаемые места для строительства завода с шофером на служебном «Москвиче». В январе 1973 года директор сам сел за руль, а водителя посадил рядом, на пассажирское сидение. Мелконян хорошо водил машину, но на сложной зимней трассе не справился с управлением. «Москвич» слетел с шоссе и разбился. Директор получил тяжелейшую травму позвоночника. Водитель не пострадал. Первую помощь оказали в районной больнице, потом директора повезли в Киев, почему-то автомобилем. ГИАПовцы вышли на трассу, чтобы повидаться с директором. Лежа в машине «скорой помощи», Мелконян давал указания по поводу будущего завода, верил в свое скорое выздоровление. Но в марте он умер в больнице.

Незадолго до аварии тяжело заболел главный инженер института – Василий Владимирович Святухин. На работу он уже не вернулся. Институт оказался и без директора, и без главного инженера. Весь груз ответственности свалился на заместителя главного инженера – Ивана Ивановича Барабаша. Именно он подписывал окончательный акт выбора площадки строительства ОПЗ. В проектирование этого предприятия молодой руководитель вложил душу. Два года Барабаш исполнял обязанности директора. Его подержала «старая гвардия», официальный приказ о назначении пришел из Москвы только летом 1975 года.

Продолжение читайте здесь

Окончание здесь

Читайте новости nashreporter.com в Facebook