Сандра Крмаджян: «Мир сам подскажет»

Артисты театра им. Леси Украинки г. Каменского репетируют спектакль по пьесе Мариуса фон Майенбурга «Урод». Автор сценографии постановки — киевский художник и архитектор Александра (Сандра) Крмаджян.

В эксклюзивном интервью «Вістям» она рассказала, как архитекторы становятся сценографами, и почему обычная дорога домой превращается в необычную.

Вольный художник

— Александра, в твоей судьбе прочное место заняли и архитектура, и театр. Как так случилось?

— Жизнь короткая, а увлечений слишком много. Я — человек неугомонный.  На данном этапе — художник-постановщик, архитектор и, когда хочу, актриса в независимых театрах.  Мне интересно работать именно в таком формате.

Все, что создается на сцене, — это та же архитектура!  Своеобразный такой кубик Рубика: есть виденье режиссера, есть твои личные чувства, есть материалы, т. е. визуальная часть, и как все это между собой тасуется-перетасовывается — невероятно интересно.

Театр всегда был в моих мыслях. Мечталось не только смотреть спектакли, а  и создавать их.  В цент­ре Киева на Прорезной есть ресторанчик, куда отец часто водил меня. Завсегдатая­ми там были артисты, что неудивительно — рядом Театр русской драмы, Молодой театр, «Сузір’я». Отец с легкостью заводил с артистами беседу. Они разговаривали. Я слушала. В результате, поняла, что артист — человек подневольный. Назначат на роль, и ничего не попишешь, нужно играть. И кого волнует, по душе ли актеру его роль. Я же всегда хотела сама все решать. Если не нравится материал, зачем мне за него браться?

— И ты решила стать вольным художником?

— Во всех смыслах (улыбается). Поступила в Национальную академию изобразительного искусства. Вуз дал мне сразу две профессии — художника и архитектора. Здания — это определенный message,  часть нашей жизни. Мы в них живем. Совмещение технических и эмоциональных моментов завораживает. И вдохновляет…  В работу погружаюсь только, если что-то во мне зажигается.

Каждую минуту что-то меняется …

— А в данный момент, что тебя зажигает в работе архитектора?

— Ландшафтная архитектура… Все­гда стараюсь понять, чем дышит заказчик, о чем мечтает, стремлюсь создать пейзаж, который бы гармонизировал эмоциональное состояние владельца дома. Почему мне это интересно? Объясню на примере театра. Человек, наконец-то, вырвался из серых будней, решил устроить себе праздник — перенестись в храм искусства! Пространство перед театром должно подготавливать зрителя к просмотру. Что-то вроде актерского упражнения «черта», когда ты оставляешь позади все бытовые мысли, работу, неурядицы и готов воспринимать другую информацию.

— Сцена все так же манит?

— К сожалению, времени остается все меньше и меньше. Последняя моя актерская работа в киевском театре-студии «SPLASH» — роль в спектакле по пьесе С. Мрожека «В открытом море» (режиссер Александра Бадаламенти, премьера состоялась меньше месяца назад). Сценография этого спектакля тоже моя.

Играть — для меня очень важно.  Как можно придумать сценографию, ничего не понимая в актерском мастерстве? Нужно улавливать новые веяния в сценическом искусстве. Каждую минуту что-то меняется — это факт! И, следовательно, тебе тоже надо развиваться.

С первого курса мой день делился на две части. Первую  — я посвящала учебе, вторую -театру-студии «РАЙДО». Сами создавали костюмы, декорации. Сами освещали и озвучивали спектакль. Под конец учебы мы с моим лучшим другом Антоном Литвиновым решили работать вместе: он — как режиссер, а я — как художник. Создали «Культурное объединение «Hronotop.UA».  И  нам понравилось…

Есть что сказать

— Как возникает идея? 

— Ну, так быстро и не ответишь… Читаешь-читаешь, пытаешься уловить определенную эмоцию, настроение, волну именно этой пьесы, а потом … мир тебе сам подскажет. Самое главное — полностью отдаться этой волне, погрузиться в материал, и тогда озарение придет даже во время обычного пути домой, который в итоге становится необычным. Замечаешь то, что не видела ранее: текстуру, пластику здания или человеческое движение….  Каждый человек — это целый мир, от которого можно вдохновиться.

— Сейчас киевский режиссер Юлия Мороз ставит в театре Каменского спектакль «Урод». По твоим эскизам готовятся декорации, шьются костюмы. Как возникла мысль о совместной работе?

— Мы много слышали друг о друге. Юля в Диком театре поставила спектакль «Бути знизу». Я посмотрела его. Через время мы, наконец-то, визуально (улыбается) познакомились. Потом Юля позвонила и предложила совместный проект. Прислала текст «Урода». Оказалось, что нам обеим есть что сказать этим спектаклем зрителю.  Отсюда пошла работа…