Скандал из-за смерти новорожденного в Каменском

Каменской городской роддом, который находится в больнице  № 9, оказался в эпицентре скандала.

Как ранее сообщил «Репортер», 20 ноября в городском роддоме коммунального учреждения — в больнице № 9 — умер новорожденный. Его мать – молодая женщина Кристина 1998 г. р. ромской национальности.

Нерождённый малыш умер в те часы, когда его мама находилась в этой больнице (около 8 часов до операции  кесарево сечение). Родственники обвиняют врачей в халатности, но те уверяют: мы не виноваты,  так сложились обстоятельства.

На роженицу не обращали внимания

Вот что по этому поводу рассказал редакции Петр Марзанич – свекор Кристины:

— 19 ноября после обеда нашей невестке стало плохо, начались сильные боли, похожие на схватки. Она все 9 месяцев состояла на учете в женской консультации  по месту жительства  — в поликлинике № 7. Там врач определила ей срок беременности – 38 недель, сказала, что роды приближаются. Поэтому мы решили везти Кристину в роддом в больницу № 9.

Приехали, в приемном покое врач осмотрела ее, проверила документы, медкарту,  и сказала, что пока рано рожать. По словам медика у нашей невестки были ложные схватки. И посоветовали нам ехать домой.

Но Кристина отказалась уезжать, просила помочь ей справиться с болями, которые становились все сильнее. Тогда ее забрали в палату, сделали какой-то укол. Мы с сыном и с нашей родственницей Дианой были на улице, стояли под окнами палаты. Видели, как Кристина ходит с перекошенным  от страданий лицом из угла в угол, скрючившись от боли. Никто не обращал на нее внимания.

Тогда я пошел к дежурному врачу и потребовал объяснить, почему не принимают никакие меры. Она ответила, что пациентку уже посмотрел специалист. По их мнению, беременная была в порядке и плод – тоже, т. к. они проверили его сердцебиение. Сказала, что  девушке и ее ребенку ничего не угрожает, не нужно паники.  И еще, мол, Кристина – симулянтка, не такие у нее сильные боли,  как она изображает.

Меня просили уехать домой. Мол, за Кристиной здесь наблюдают, все идет своим чередом, так как надо. Но мы решили остаться, чтобы быть рядом, нам так спокойнее.Я, хоть и далек от медицины, но понял, что пора спасать беременную невестку и ребеночка, что идет все не так. И  предложил врачу сделать нашей девочке кесарево сечение, сказал, что деньги есть, мы заплатим за все. Но мне сказали: не лезьте не в свое дело.  Есть правила, вашей Кристине не нужна операция.

Несколько часов мы пробегали под ее палатой. Уже стемнело. Через  окно наблюдали, как она уже не могла терпеть боль, начала ползать по полу.

 Потом мы увидели, что Кристина вдруг упала – потеряла сознание. И тогда побежали к врачам, спросили, что происходит. Но в приемном покое к нам сначала никто даже голову не повернул. А потом нам грубо ответили, что врачи знают свое дело, работают по протоколу. И не надо постоянно мешать. Мы узнали только, что нашу невестку забрали наверх, на второй этаж, на осмотр.

Кристина пришла в себя и успела ответить на мой звонок  по мобильному телефону, что сама услышала: плохо стало с ребеночком.

Беда нагрянула ночью

Тогда я снова побежал к дежурному врачу и спросил: что случилось с нашей невесткой и с внуком? Сказали, надо подождать. Я понял, что все плохо.  Четыре часа длилась операция, Кристине сделали кесарево сечение.  Примерно в 12 часов ночи к нам вышла врач и сообщила, что роженицу спасли, а плод – нет.

Почему говорят  «плод», если это уже был замечательный ребенок – мальчик? Мой внук, который так и не увидел свет. И еще сказали, что у нашей невестки будут другие детки, не надо так горевать. Но этот милый младенец ведь только что умер, как не оплакивать? Мы ждали его 9 месяцев и так и не дождались…

А утром нашей бедной девочке Кристине не дали даже отдохнуть и прийти в себя. В 7 утра к ней в палату пришла врач, выгнала Диану, которая постоянно была возле ее постели, и спросила, умеет ли Кристина читать и писать? Если умеет, то надо срочно подписать заявление о том, что она дает свое согласие на операцию кесарево сечение. Невестка позвонила мне, спросила, должна ли она что-то писать. Я посоветовал ничего пока не делать. Врач рассердилась, ушла из палаты.

Нам не ясно, почему  возник вопрос о безграмотности моей невестки? Она, как и все, ходила в школу (в Закарпатье), успешно ее закончила. А потом полюбила моего сына, по нашим обычаям  рано вышла замуж. Молодые счастливы в своей семье, этот ребеночек был для них очень желанным.  Не надо думать, что мы – ромы, не такие люди, как все. Мы тоже учимся, работаем, любим, радуемся и страдаем. Мы — современные люди.

Сразу после операции и печального известия я спросил у заведующей родильным отделением, почему допустили, чтобы умер мой внук. В чем причина его смерти? Людмила Кузьменко сказала, что предварительное заключение уже есть – тромб сосудов пуповины, такое иногда случается. И добавила, что врачи работали согласно протоколу, делали все возможное, чтобы спасти ребенка. А еще отметила, что беда могла случиться из-за того, что Кристина пила много «Кока-колы». Этот вредный напиток разъел плаценту. По словам врача, она видела фотографию плаценты.

Петр добавил, что его возмущает отношение врачей городского роддома, которые считали Кристину симулянткой в то время, когда она по-настоящему  мучилась от болей. По его мнению, они проявили безразличие к своей пациентке, в этом одна из причин случившегося.  И еще он не понимает, как врачи с таким холодным сердцем могут работать в роддоме, где роженицам в первую очередь  нужно человеческое внимание и душевное тепло.

 После всех мытарств Петр вместе с другими родственниками обратился в полицию с просьбой открыть уголовное дело по факту смерти неродившегося ребенка.

Мнения врача и чиновника

Редакция обратилась к исполняющему обязанности главврача больницы № 9 Алексею Волкову с просьбой прокомментировать эту резонансную историю, случившуюся 20 ноября в роддоме. Вот его слова:

— Роды всегда связаны с риском для жизни мамы и ребенка. Для молодой матери Кристины потеря ребенка – это, конечно, трагедия.  У родственников Кристины есть своя точка зрения. Они на эмоциях, их переживания можно понять. Наш персонал – такие же люди, как и родственники молодой женщины. Каждый факт мертворождения для нас тоже является потрясением, как и для близких роженицы.

Я, как руководитель, должен полностью разобраться в сложившейся ситуации, и только тогда смогу сказать, все ли было сделано правильно и своевременно врачами роддома в тот день. Отмечу: наши врачи в своих действиях руководствуются протоколом ведения родов, который утвержден Минздравом Украины. В данном конкретном случае нашими докторами было принято решение о применении протокола «ложные схватки».

Сейчас проводится клинико-экспертное рассмотрение, и мы ожидаем результаты гистологического  исследования, которые дадут нам понимание  причин внутриутробной смерти.

Каждый факт перинатальной смерти во всех роддомах Украины рассматривается клинико-экспертной комиссией согласно законодательству Украины.

Анализируются все документы, этапы действий медиков, а также —  протоколы патологоанатомического исследования. И на основании этого делаются окончательные выводы по происшествию. Далее мы передадим все документы в областной департамент здравоохранения. Там приглашают к участию в рассмотрении дела светил медицины: профессоров и других высококвалифицированных профессионалов в этой области. Они оценят действия нашего медперсонала и вынесут свой вердикт. Заключение нашей клинико-экспертной комиссии будет готово не ранее 30 ноября.

Но поскольку родственники в свою очередь обратились в полицию, то теперь  дополнительно проводится еще и независимое расследование. Там будет тоже вынесено решение.

***********

Редакция также обращалась к начальнику управления здравоохранения Каменского горсовета Юлии Манаенковой с просьбой прокомментировать факт перинатальной смерти в городском роддоме. Ответ мы получили через секретаря. Она передала нам, что Юлия Манаенкова посоветовала общаться напрямую с главным врачом коммунального учреждения «Каменская городская больница № 9», т. к. это медицинское учреждение находится в подчинении области, а не города.

Хотя на наш взгляд, по факту смерти младенца в городском роддоме начальник горздрава обязана была высказаться.

Послесловие

Сама Кристина после тяжелой операции еще 4 дня проходила лечение в роддоме. Сейчас она, убитая горем, находится дома. Как рассказал ее свекор, молодая женщина часто плачет у окна, если на улице видит соседок, которые гуляют с колясками. Родственники утешают ее, как могут.

И надеются на то, что правда все-таки выяснится. Хотя их желанный ребенок так и не открыл глаза, чтобы увидеть, как прекрасен этот мир.

 

 

 

Читайте новости nashreporter.com в Facebook

Добавить комментарий